Поиск
Темы рубрик
Счётчик UralWeb
Счётчик LI (c 22.10.13)
Правила

Данный блог в настоящее время не является средством массовой информации, но в будущем он будет зарегистрирован как СМИ в полном соответствии с законодательством России.

До момента регистрации блога в качестве СМИ читателям следует руководствоваться следуюшими положениями, связанными с функционированием данного интернет-ресурса:

1) информация в блоге является исключительно субъективным мнением администратора блога и участников (авторов) и не может являться руководством к действию.

2) данный блог располагается на российском хостинге AGAVA, сервера которого расположены в Российской Федерации, в городе Москва. В связи с этим на блог распространяется юрисдикция только российского законодательства.

3) администратор блога и участники (авторы) не несут ответственность за точность предоставляемой информации.

4) данные правила распространяются на всех посетителей блога http://vzlatouste.ru. Пользуясь материалами блога вы автоматически соглашаетесь с данными правилами.

Наши туристы

Сайты любителей туризма, которые часто посещают национальный парк "Таганай" и город Златоуст.

Нижегородский горный клуб

Фотоприложение сайта Нижегородского горного клуба

Фотоприложение к сайту горного клуба туристов Нижнего Новгорода

Календарь
Январь 2010
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Авторское право

Все фотографии в этом блоге принадлежат администратору и авторам отдельных постов. Запрещено копирование фотографий, их печать или публикация на любых сайтах, а также в средствах массовой информации без письменного разрешения администратора.

Из рассказа П. Падучева (1850-1922) «Уральская Калифорния или Из народных рассказов о золоте».

«В начале второй половины XVIII столетия почти весь восточный склон Южного Урала представлял сплошную глушь, огромные лесные пространства, среди которых только изредка попадались уединённые башкирские деревни и Бог весть каким путём заброшенные сюда русские казачьи посёлки. Полудикие аборигены — туземцы, башкиры, официально названные впоследствии «вотчинниками», занимали весь этот богатый край, в котором природа разбросала свои дары самою щедрою рукою. Потомки когда-то кочевавших по камскому бассейну азиатских выходцев, башкиры, раскинули по Уралу и обоим его предгорьям свои коши, войлочные кибитки, с пасущимися вблизи них стадами кобылиц, доставлявших молоко для целебного и опьяняющего напитка, кумыса, и тёмного, и твёрдого, отвратительного во всех отношениях сыра, крута, — двух самых лакомых и почти единственных блюд первобытного пастуха.

Ленивыми струйками поднимались дымки костров, разложенных для зажаривания барашков, только что заколотых умелыми и ловкими на это кочевниками; тут же без дальних кухонных хлопот, в золе этих костров пеклись из грубой муки маленькие круглые лепёшки, замешанные на свежем бараньем сале; суетились у кибиток расторопные башкирские жёны, безответно исполнявшие все обязанности по откармливанию, отпаиванию, холе и неге своих властелинов мужей, валявшихся в небрежных позах на мягких войлоках и овечьих шкурах; далее ходили «косяки» кобыл, предводительствуемых ревнивыми и злобными жеребцами, готовыми изорвать в клочья каждого смельчака, покусившегося на неприкосновенность их гарема; ещё далее паслись живописными группами кудлатые башкирские овцы, охраняемые тощими короткоухими свирепыми собаками, справляющимися с робкими и пугливыми животными без помощи малолетних пастухов, забавлявшихся игрою на самодельных свиристелях… Вот какие картины рисовались тогда по склонам и в долинах Южного Урала, куда ещё не ступала нога цивилизованного промышленника.

И всё это: и костры, и сами башкиры, и лошадиные косяки, и овечьи стада, — было заключено в роскошные рамки девственной растительности и чудных поэтических ландшафтов, где рощи вековых дубов и клёнов сменялись чащами орешника, черёмухи, дикой яблони и груши. Леса здесь пересекались бархатными лужайками с высокою и густою широколиственною травою, а по рощам и лужайкам журчали кристаллические светлые горные ручьи и речки с игравшим в них населением резвой форели и разнообразной мелкой рыбёшки.

Для русских прошлого столетия [1700-е годы] Урал, особенно южный, был такою же обетованною землёю, какою ныне является Сибирь, — золтое дно. Сюда стремились все, кому казалось тесно на родине, в «России», или кто бежал  от тяжёлой крепостной барщины. Русскому человеку, как известно, становится тесно с первых же попыток соединения в общественные группы, с основанием первых сёл и городов. Широкая, немножко бродяжническая натура его не выносила малейшего, зачастую призрачного стеснения, которое вытекало из условий общественного сожительства. Недовольными этими порядками снимались с насиженных гнёзд и инстинктивно тянулись к окраинам, в поиски за просторами и привольем.

Так, или примерно так образовались русские приуральские сёла, все эти Кундравы, Сыростаны, Тастубы и Дуваны, занявшие превосходные места с тучными черноземными полями, лесными угодьями и рыбными ловлями.

— Зачем, бачка, живёшь на нашей земле? — пробовали протестовать вотчинники, видя, как сильное и решительное племя надвигается на них плотною тучею.

— А водку любите? — спрашивали гости.

— Какую подку?

— Ха, ха, ха!.. Водку не знаете?.. Ну, и глупы же вы тут!.. Возьмите-ка, попробуйте…

Вслед за тем происходило угощение водкой.

— Ух, хороша, бачка! — прищёлкивали языками хозяева, вкусившие запретного плода.

— То-то хороша! — укоризненно замечали пришельцы. — Мы за этим и приехали, чтобы угощать вас… Мы, значит, со всяким нашим удовольствием… Товару этого у нас всегда будет довольно.

— И ты хороша, и водка твой хорош… Живите тут с Богом, бачка!

— Вот это дело! Добром встретились, добром и жить будем… А всё-таки без бумаги нельзя…

— Какой бумаги? Никакой бумаги не надо! Мы Бассимку позовём, он всё сделает…

Являлся Бассимка, старый, ветхий башкирец, нечто среднее между муллою и старшиною.

— Садись, Бассимка, на земля! — командовали взвинченные водкой дикари. — И из вас, бачка, постарше, пускай садится на земля… Бери, Бассимка, шапку… И ты, бачка, русский, бери шапку… Кладите шапки между собою… Вот так… Протягивайте над шапками руки один другому… Читайте молитву…

Бассимка читал молитву, и русский читал молитву, какая пришла на память. Вся церемония кончалась взаимным рукопожатием и бросанием шапки оземь.

— Теперь, бачка, мы с вами друзья… ссориться не надо… нехорошо ссориться…

Русские удивлялись столь простому способу утверждения в правах владения землёю, но не противились, и преспокойно устраивались на новоселье.

Совсем с другими целями закидывали на Урал свои сети культурные россияне, главным образом пройди свет-свет туляки, все эти ружейники, ножевщики и кузнецы, которым не давали спать лавры кузнеца Демидова, возвеличенного Петром Великим чуть не до степени самодержавного герцога. Легенды о минеральных богатствах Урала создавались такие, что могли удовлетворить самое пылкое воображение. Выросшие на железном деле, свыкнувшиеся с ним от младых ногтей, туляки с завистью просматривали на восток, где гремела слава богатыря Демидова.

Жадные до наживы, до скорого обогащение, туляки жертвовали значительными капиталами, чтобы организовать в пустынях Урала  горные заводы для добычи и разработки руд. Таков был тульский кузнец Ларион Лугинин, в 1773 году получивший от государственной берг-коллегии разрешение на устройство медеплавильного завода в уральских дебрях. Неизвестно, почему Лугинин очутился у отрогов Златоустовского горного узла, где он скупил у графа Строганова и сам основал несколько железоделательных заводов. Вероятнее всего предположить, что практический купец предварительно произвёл надлежащие изыскания и, убедившись в обилии минеральных богатств, решил остановить свой выбор на теперешнем Златоустовском округе.

Всё те же башкиры вотчинники сидели тут кошами, составляя так называемую Карабатынскую волость Уфимского наместничества, в центре которой, около Златоуста, было что-то даже вроде главной столицы уральской Башкирии. По крайней мере одна из гор Уренгайской цепи, до сих пор носит имя Салтанки, с которой связаны рассказы о башкирских могилах и зарытых в них сокровищах. Как бы то ни было, пришлось вступать с башкирами в соглашение относительно уступки облюбованной Лугининым земли, ограничиваться обменом рукопожатий через шапки, как это делалось с простыми русскими земледельцами, было нельзя, потому что берг-коллегия могла потребовать у него формального акта на владение заводскими участками.

К сожалению, в официальной переписке не сохранилось известий о цене, за которую Лугинин купил у вотчинников целую область, во много раз превышающую любое немецкое княжество. Но, судя по аналогичным случаям приобретений от вотчинников самой казны, например, дачи Артинского завода размером в 120000 десятин за 300 рублей, то есть по четверти копейки за десятину, надо думать, что и Лугинин купил свою палестину не дороже, если ещё не дешевле, принимая во внимание водку и другие беззастенчивые средства, на которые тогда не скупился никто».

Продолжение следует…

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 3.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)
Уральский край глазами первопроходцев, 3.0 out of 10 based on 1 rating

Один комментарий на “Уральский край глазами первопроходцев”

  • Scrappy says:

    Замечательно пишете. С удовольствием читаю Ваши статьи.

    VA:F [1.9.22_1171]
    Rating: 0.0/5 (0 votes cast)
    VA:F [1.9.22_1171]
    Rating: 0 (from 0 votes)

Оставить комментарий

Подписка
Нажми на кнопку и подпишись на новости! Subscribe in a reader
Песни о Златоусте

Ю. Зыков. "Песенка о метеостанции"

Ю. Зыков. "Хорошего на немножко"

Ю. Зыков. "На перронах электрички"

Ю. Зыков. "Уносит лыжня"

Ю. Зыков. "Калики перехожие"

Ю. Зыков. "Тургояк"

Ю. Зыков. "Приют Уреньга"

Ю. Зыков. "Гитара по кругу"

Ю. Зыков. "От Урала и до Волги"

Ю. Зыков. "А всё казалось..."

Ю. Зыков. "Вальс осень"

Ю. Зыков. "Ничего у нас не сложится"

Ю. Зыков. "Панорама"

Ю. Зыков. "Дребезжит трамвайчик"

Статистика и погода
Яндекс.Погода LiveRSS: Каталог русскоязычных RSS-каналов