Поиск
Темы рубрик
Счётчик UralWeb
Счётчик LI (c 22.10.13)
Правила

Данный блог в настоящее время не является средством массовой информации, но в будущем он будет зарегистрирован как СМИ в полном соответствии с законодательством России.

До момента регистрации блога в качестве СМИ читателям следует руководствоваться следуюшими положениями, связанными с функционированием данного интернет-ресурса:

1) информация в блоге является исключительно субъективным мнением администратора блога и участников (авторов) и не может являться руководством к действию.

2) данный блог располагается на российском хостинге AGAVA, сервера которого расположены в Российской Федерации, в городе Москва. В связи с этим на блог распространяется юрисдикция только российского законодательства.

3) администратор блога и участники (авторы) не несут ответственность за точность предоставляемой информации.

4) данные правила распространяются на всех посетителей блога http://vzlatouste.ru. Пользуясь материалами блога вы автоматически соглашаетесь с данными правилами.

Наши туристы

Сайты любителей туризма, которые часто посещают национальный парк "Таганай" и город Златоуст.

Нижегородский горный клуб

Фотоприложение сайта Нижегородского горного клуба

Фотоприложение к сайту горного клуба туристов Нижнего Новгорода

Календарь
Февраль 2010
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Мар »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
Авторское право

Все фотографии в этом блоге принадлежат администратору и авторам отдельных постов. Запрещено копирование фотографий, их печать или публикация на любых сайтах, а также в средствах массовой информации без письменного разрешения администратора.

Из рассказа П. Падучева (1850-1922) «Уральская Калифорния или Из народных рассказов о золоте».

Продолжение. Начало – нажать  здесь, здесьздесь или здесь.

«Сто лет назад, в конце XVIII века, государство не находило возможным, удобным и выгодным иметь собственные железоделательные заводы, предоставляя всё это дело частной инициативе и предприимчивости. Для этого у него не было ни знающих людей, которые могли бы руководить заводскою промышленностью, ни денег, чтобы пустить их в оборотный заводской капитал, ни охоты.

Даже в тех случаях, когда казна волей-неволей покупала заводы на полном ходу, она старалась поскорее отделаться от них сдачей в аренду частному лицу. Наши предки просто недостаточно оценивали значение железа в обиходной жизни страны, отдавая все преимущества так называемым благородным металлам: золоту, серебру, платине и даже меди. Обилие леса и привычка обращаться к нему, начиная от незатейливой хаты мужика до узорчатых палат царя, создали культ деревянной России, которому и сейчас поклоняются по крайней мере семьесят пять миллионов жителей нашего обширного государства.

Купив лугининские заводы, правительство, как сказано в официальных документах, излагающих историю размежевания горных земель, по именному его императорского величества повелению 14 мая 1798 года сдало их московскому купцу Кнауфу, удержав за собой один Миясский прииск. Кнауф, немец по рождению, арендовал всё производство за очень незначительную сумму, причём мог распоряжаться в заводах «на правах собственности».

Таким образом новый арендатор в одно и то же время становился и промышленником, стремившимся набивать карманы, и крупным помещиком, от которого зависела судьба тысяч горнозаводского населения. Из вольных людей, приходивших на заводы в поисках заработка от тесноты центральных губерний, они вдруг обращались в закабалённых рабов, обязанных повиноваться первому встречному.

Так как дальнейший рассказ касается только Миясского прииска, этого главного центра Уральской Калифорнии, то заметим, что Кнауф недолго оставался арендатором заводов, и за неотысканием других охотников до аренды они опять перешли в казну.

Оставшись за казною, Миясский завод 30 сентября 1800 года поступил в управление государственного ассигнационного банка. Эта передача свидетельствует, что надежды на прибыли от завода возлагались большие, особенно с той минуты, как было произнесено магическое слово: золото!

Слово это в первый раз сказано было ещё в 1720 году казанским рудоискателем Цивилиным, которого привёз с собою на Урал знаменитый В. Н. Татищев, первый начальник уральских заводов. Цивилин путешествовал по уральской Башкирии не столько с рудоразведочными намерениями, сколько в личных торговых интересах, но по пути не пренебрегал сведениями и о рудах. Нужно полагать, что у него было обширное знакомство между башкирами, и сам Цивилин пользовался некоторой популярностью среди них.

Зная бродячего торговца за человека, сведущего по части ископаемых богатств, какой-то башкирец Каратабынской волости, на землях которой расположен Миясский прииск, звал Цивилина к себе  в кочевья, в глубину дремучих лесов, обещаясь показать десять вьюков «золотого рудного песку» и договариваясь «всё, что будет из него добыто, разделить пополам».

Цивилин отнёсся к этому известию без доверия. Опасаясь измены лукавого башкирца, он предпочёл синицу от торговли журавлю от «золотого рудного песку» — и в волость не поехал. Впоследствии, донося об этом Татищеву, он также не настаивал на форменной экспедиции в недра Урала. Что же касается горячего и энергичного  Татищева, то он находился слишком далеко от Каратабынской волости и был весь поглощён  борьбою с упрямым заводчиком Демидовым, противившимся распоряжением правительственного комиссара. Так слухи о золоте и замолкли, а так называемая «берг-привилегия», ведавшая русским горным делом, охотнее занималась разбором ссор и сплетен, возникавших между владельцами заводов, чем настоящим своим делом.

При этом не мешает заметить, что испытание золотосодержащих пород производили тогда плавкой в малых дозах, а не промывкой, т. е. употребляли способ самый несовершенный. Беря незначительные количества породы, сплавляли их и, исследую добытые результаты, весьма часто не находили следов золота в самых богатых месторождениях его. Странно, что ведя разработку целого прииска на основании закона об удельном весе, промывкою, не находили нужным идти тем же путём в предварительных изысканиях, в пробах золотоносных пород.

Признаки присутствия на Мияссе золота оказались в год покупки завода казною.

Однажды заводский рабочий, шляясь по лесу с ружьём, сделал загадочное открытие. В небольшой, покрытой тощею растительностью долине, у речки, он наткнулся на свежевырытую яму, в которой лежали берестяной желоб и деревянный ковш.

— Николай Митрич, — заявил рабочий надзирателю на другой день по секрету, — кто бы это мог яму рыть в лесу?

— Где, какую яму?

— В еланочке, версты четыре отсюда… Значит, вчера я был там с ружьишком, да на яму и напхался… Так, у самой речки. Яма свежая, как будто недавно рыта… И ковш да желоб в ней лежат, и травкой прикрыты.

— А ты не врёшь?

— Разрази меня Бог, не вру!

— И никого у ямы не видел?

— То есть ни одной души.

— Слухай, Емелюха: ты молчи пока об этом, никому ни гу-гу, понимаешь?

— Как не понимать, Николай Митрич, дело мухлёвое… (плутовское, подозрительное).

Надзиратель доложил о странной яме смотрителю завода, чиновнику берг-коллегии.

— Не золото ли роет кто-нибудь? — спросил смотритель.

— Не могу знать-с. Только всё может быть, потому народу разного у нас много… Есть которые, почти прямо сказать, с сибирских рудников… Народ отпетый, бывалый и в земляном составе смекает. Не прикажете ли допросить их?

— Допрашивать бесполезно. Самим нужно сделать шурф.

— То есть как шурф-с?

— А так: вырыть из ямы породу и промыть её в желобе. Что останется — увидим. Возьми-ка завтра с собой этого рабочего да съезди туда.

— Слушаюсь-с!

Смотритель, кое-что смысливший по части нахождения и добычи золота, отправился на разведку вместе с надзирателем, вахмистром и любителем-охотником. Ехали они в тележке, запряжённой парой сытых горных лошадей.

— Поезжай самой короткой дорогой, чтобы нам пораньше домой вернуться, — приказывал смотритель мастеровому, правившему лошадьми.

— Не извольте беспокоиться, в один момент представлю! — говорил осчастливленный охотник, считавший себя на верху блаженства, что ему пришлось участвовать в каком-то важном предприятии.

Через час начальство слезло у таинственной ямы.

— Не угодно ли вот взглянуть: рыта, может быть, дня три назад, и при том снаряды — желоб и ковш…

— Да-а! — многозначительно протянул смотритель, осмотрев красноватую, глинисто-песчаную породу ямы. — Ей, вахмистр, подай-ка лопату!

Накадали из ямы порядочную кучу породы, потом спустились на несколько сажен по берегу речки и вскрыли новый шуфр. Затем кучи вырытой из обеих ям земли промыли на желобе, зачёрпывая воду из речки тем же старым железным ковшом. По мере окончания этой операции лицо смотрителя, внимательно осматривавшего дно желоба, далалось всё серьёзнее. Наконец, он сказал, обращаясь к надзирателю:

— Собери с желоба весь этот чёрный песок, да заверни в бумажку, надо дома рассмотреть…»

Продолжение следует…

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 7.0/10 (3 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)
Златоустовский Урал в давние времена, 7.0 out of 10 based on 3 ratings

Один комментарий на “Златоустовский Урал в давние времена”

  • Serg says:

    Здраствуйте. Хочу купить рекламу в Вашем блоге — vzlatouste.ru

    VA:F [1.9.22_1171]
    Rating: 0.0/5 (0 votes cast)
    VA:F [1.9.22_1171]
    Rating: 0 (from 0 votes)

Оставить комментарий

Подписка
Нажми на кнопку и подпишись на новости! Subscribe in a reader
Песни о Златоусте

Ю. Зыков. "Песенка о метеостанции"

Ю. Зыков. "Хорошего на немножко"

Ю. Зыков. "На перронах электрички"

Ю. Зыков. "Уносит лыжня"

Ю. Зыков. "Калики перехожие"

Ю. Зыков. "Тургояк"

Ю. Зыков. "Приют Уреньга"

Ю. Зыков. "Гитара по кругу"

Ю. Зыков. "От Урала и до Волги"

Ю. Зыков. "А всё казалось..."

Ю. Зыков. "Вальс осень"

Ю. Зыков. "Ничего у нас не сложится"

Ю. Зыков. "Панорама"

Ю. Зыков. "Дребезжит трамвайчик"

Статистика и погода
Яндекс.Погода LiveRSS: Каталог русскоязычных RSS-каналов